Спидометр «татры» отсчитывает пятую сотню километров по раскаленному асфальту, изборожденному солнцем и войной, пятую сотню километров по выжженной пустыне, раскинувшейся на побережье залива Большой Сирт.

— Скоро мы должны быть в Сирте, на границе Киренаики.

— Первая бензозаправочная колонка. Заправимся бензином и переночуем.

Монотонный шум мотора, долгие часы работавшего с одинаковым напряжением, постепенно затихает. Впереди небольшой вираж вдоль глиняной стены. Как раз на повороте стоят два тяжелых грузовика с прицепами.

— Иржи! Тормози!

— Ручной не берет… Осторожно! Держись!

В 20 метрах от машины на высоте предохранительного стекла «татры» вынырнул тяжелый железный шлагбаум на стойках. Педаль гидравлического тормоза без сопротивления соскользнула до самого пола. Немного забрал ручной тормоз, но тут же отказал. В последний момент поворачиваем машину на бетонную стойку. Толчок, звон стекла — и все затихает.

— С тобой ничего не случилось?

— Ударился немного головой. У тебя кровь на ноге. И на другой тоже.

— У тебя тоже. Пустяки. Царапины от стекла.

С трудом открыли мы покосившуюся дверцу. Инерция перегруженной машины, шедшей со скоростью 50 километров в час, сделала свое разрушительное дело. Передний капот, фары, буфер, рулевое управление, батареи и весь механизм передней части машины были сильно повреждены от удара о бетонную стойку.

Первой нашей мыслью были, конечно, тормоза, которые в критический момент отказали оба сразу.

У левого заднего колеса мы нашли несколько капель тормозной жидкости. Подвели домкрат и сняли колесо.

В эластичной средней части тормозной трубки, которая почти никогда не подвергается повреждениям, зияла трещина в пять сантиметров. Ее края на верхнем резиновом слое и на твердой внутренней ткани были гладкими. Разорванной оказалась лишь внутренняя часть; на внешней оболочке трубки, которая придает ей прочность в случае максимального напряжения, был ровный пятисантиметровый разрез.

У обтрепанного конца порванного троса механического тормоза была оборвана лишь четверть всех жил. Остальные были перерезаны.

С первого же взгляда стало ясным, что повреждение тормозов не могло выявиться при слабом торможении. Тормоза могли выйти из строя только при резком торможении в критический момент.

Это не могло быть простым стечением обстоятельств. Опасное положение на границе также не могло оказаться простой случайностью.

Дорожный знак перед поворотом, предупреждающий о пограничном шлагбауме, был повернут на 90 градусов, надписью к пустыне. На повороте, откуда шлагбаум можно было заметить вовремя, почти посреди дороги стояли два грузовика с прицепами. Они закрывали его до самого последнего момента.

Мы осмотрели место аварии. Тяжелый железный шлагбаум, вделанный одним концом в массивную бетонную стойку, лежал на стальной сошке другой стойки и был привязан прочной цепью и закрыт на замок. Ржавая поверхность шлагбаума сливалась с песчаным фоном пустыни и дороги позади него. От первоначальной белой или, может быть, красно-белой предостерегающей окраски шлагбаума остались лишь ржавые следы.

— Наше счастье, что ты повернул машину на стойку. Трудно представить, что было бы с нами, если бы мы налетели прямо на шлагбаум.

— Измерь, пожалуйста, высоту шлагбаума от поверхности дороги.

— Как раз на уровне наших голов, если сидеть в машине…

Мы сделали несколько документальных фотоснимков, пограничная стража составила протокол. Перевязываем порезы, а затем ведем невеселый разговор за чашкой кофе.

Перед нами не стоял вопрос, продолжать ли путешествие, или нет.

Странствование по свету — небезопасное дело. Может возникнуть ситуация и похуже, чем авария в пустыне.

Речь шла о том, как продолжать путь.

Машина была застрахована от всех несчастных случаев в британском страховом обществе «Ллойд», так что экономическая сторона вопроса не имела значения.

Прежде всего нужно было отремонтировать машину. Для этого требовались мастерская и запасные части, которые можно было доставить из Чехословакии только по морю. Посмотрели на карту. Ближайший порт, Триполи, находился в 500 километрах на северо-западе, Александрия — в двух тысячах километров на востоке. О разрушенных войной Бенгази и Тобруке не могло быть и речи.

В тот же вечер с помощью десятка услужливых рук мы погрузили потерпевшую аварию «татру» в кузов грузовика, направлявшегося в Триполи.

Смотрите также

Тунис
Тунисская Республика. Название страны происходит от наименования столицы Тунис, которая названа по имени финикийской царицы Танит. Столица Туниса. Тунис. Площадь Туниса. 163610км2. Население Тун ...

Саммит Африканского Союза призывает к разгрому боевиков в Сомали
Саммит Африканского Союза начал свою работу в столице Уганды Кампале призывами к более решительной борьбе с экстремистами в Сомали и острыми вопросами о том, почему так много женщин на континенте ум ...

ОДИН ЧАС В ОБЩЕСТВЕ ИМПЕРАТОРА ХАЙЛЕ СЕЛАССИЕ
Если смотреть на столицу Эфиопии с высоты 3000 метров, с вершины горы Энтотто, поросшие лесом склоны которой возвышаются над городом, то покажется, что Аддис-Абеба куда-то скрылась, перенесена в ...

 


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.africaway.ru