55
Книги / Сахара / Эхо Аламо / 55
Страница 3

Загнанный в тупик, Джордино пожал плечами:

– Я заслужил упрек. Мои извинения, полковник. Я просто не понимал вашего положения.

Харгроув смягчился:

– Я понимаю вашу озабоченность, но если мы позволим малийцам разнести нас из засады, то вопрос о спасении ваших людей вообще отпадет.

У Джордино было такое ощущение, что его желудок сжали клещами. Он отвернулся от Харгроува и стал смотреть в пустыню. Песчаная буря прошла, и теперь видны были стоявшие вдали на железной дороге составы.

Он вновь повернулся к полковнику, озаренный внезапной идеей:

– Сколько человек под вашей командой?

– Не считая экипажей кофемолок, у меня восемьдесят человек бойцов.

Джордино широко раскрыл глаза:

– Восемьдесят человек, чтобы сразиться с половиной сил безопасности Мали?

– Да, – усмехнулся Харгроув, вынимая сигару и сплевывая. – Но огневой мощи у нас достаточно, чтобы уложить половину населения Западной Африки.

– Вы хотели бы пересечь пустыню до Форт-Форо, оставаясь незамеченными?

– Я всегда готов обсудить хороший план.

– А поездам, идущим в Форт-Форо, позволено пересекать границу?

Харгроув покачал головой:

– Я уже посылал командира одного из экипажей выяснить обстановку. Он доложил, что поездные бригады получили по радио распоряжение оставаться на границе Мавритании с Мали. Машинист первого поезда рассказал, что ему ведено стоять на холостом ходу, пока он не получит приказ следовать дальше от начальника железнодорожного депо предприятия по уничтожению отходов.

– Сколько человек охраняет контрольно-пропускной пункт малийцев на границе?

– Десять или двенадцать.

– Можете вы убрать их до того, как они поднимут тревогу?

Глаза Харгроува быстро осмотрели грузовые платформы состава, пять вагонов и полотняные покрытия, защищающие грузовики, направляющиеся в Форт-Форо. Затем он перевел взгляд на КПП малийцев – облезлую деревянную хибару у полотна железной дороги – и вновь обратился к Джордино.

– Предлагаете сменить лошадей на переправе, мистер Джон Уэйн[18]? – прищурился полковник.

– Мы бы оказались там через два с половиной часа, – сказал Джордино. – На худой конец, через три.

Харгроув вытащил сигару изо рта и надолго задумался.

– Что ж, я понимаю ваш замысел. Вряд ли генерал Казим ожидает, что моя команда прибудет к игровому полю на поезде.

– Погрузим людей в вагоны, а ваши кофемолки, как вы выражаетесь, поедут на платформах вместо грузовиков. Накроем их простынками, и ни один пилот не поймет с высоты, что это такое. Доберемся до цели, и, пока Казим разберется что к чему, у нас будет хороший шанс удрать с людьми полковника Леванта и гражданскими лицами в Мавританию, прежде чем малийцы сообразят, что произошло.

Дерзкий план Джордино привлекал Харгроува, но вызывал и некоторые сомнения.

– Предположим, один из пилотов Казима увидит состав, нарушивший инструкцию, и решит накрыть его на рельсах?

– Даже Казим не отважится отдать приказ уничтожить эшелон с вредными отходами, если только не будет абсолютно убежден, что поезд захвачен.

Харгроув прошелся взад-вперед. Авантюризм замысла смущал его, но на размышления уже не оставалось времени. Он тряхнул головой и решил все-таки рискнуть своей карьерой.

– Хорошо, – коротко сказал он. – Потревожим тихие воды реки Уобаш пушечными ядрами.

* * *

Затеб Казим пребывал в неистовом раздражении оттого, что Леванта и его маленькую команду не удалось выбить из старого форта Иностранного легиона. Он сыпал проклятиями и распекал своих офицеров почти в истерике, как ребенок, у которого отняли любимую игрушку. Отхлестав по щекам в припадке бешенства двух офицеров, он приказал расстрелять их по обвинению в измене, прежде чем начальник штаба полковник Чейк сумел отговорить его от этого. Едва сдерживая себя, Казим смотрел на отступающие войска испепеляющим взором. Генерал потребовал, чтобы их тут же перестроили для второго штурма.

В отчаянии от гнева Казима полковник Манса ворвался в толпу отходящих воинов, окликая и понося офицеров, стыдя их за то, что шестнадцать сотен нападающих не могут одолеть ничтожную горстку защитников форта. Он убедил их перегруппировать роты для следующей попытки. Отправив в штаб послание с клятвенным заверением, что провала больше не будет, Манса отобрал десять человек, задержанных при попытке бегства с поля боя, и приказал расстрелять их на месте, чтобы другим неповадно было.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

ПО АЛЖИРУ И ТУНИСУ
Арабское слово «Аль-Джазаир», от которого произошло название Алжир, означает «острова». Неизвестно, то ли арабы, придя сюда с пустынного востока, приняли страну за райский остров или же ее назва ...

КАМЕННЫЕ РАЗВАЛИНЫ ЗИМБАБВЕ
«За этой страной, – писал в 1517 году португальский хронист Эдуарду Барбоса, живший на побережье Мозамбика, – лежит великое царство Бенаметапы, где обитают язычники, которых мавры называют каффира ...

САКИИ МОЛЧАТ
В Египте окончились наши блуждания по североафриканскому побережью без «татры». Из нашей одежды и багажа выветрился запах дегтя, нефти и керосина, запах овец и коз, вместе с которыми мы проделал ...

 


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.africaway.ru