В течение двух секунд, которые, казалось, тянулись вечность, второй охранник, не веря своим глазам, взирал на распростертое у его ног тело напарника. Еще ни один служитель администрации в Тебецце не подвергался нападению раба, и то, что это произошло, на мгновение ошеломило его. Затем до него дошло, что та же участь может постичь и его. Он вышел из ступора и вскинул оружие.

Питт увернулся от нацеленного на него ствола и метнулся в сторону, отчаянно хватаясь за винтовку упавшего охранника. И увидел мелькнувшую в воздухе цепь, обернувшуюся вокруг горла туарега, подобно детской скакалке. Джордино одним движением затянул захлестнувшуюся петлю, как гарроту, и с усилием оторвал охранника от земли, так что ноги его отчаянно заболтались в воздухе. Автомат звонко ударился о рельсы, когда охранник выпустил его из рук и схватился за цепь, врезавшуюся в горло.

Когда бурное сопротивление перешло в слабое подергивание, Джордино отпустил цепь и позволил едва не задохнувшемуся туарегу рухнуть рядом с находящимся без сознания напарником. Затем он подхватил автомат и бросил взгляд вдоль выработки.

– Как великодушно с нашей стороны, что мы их не убили, – пробормотал Джордино.

– Это всего лишь временная отсрочка, – вздохнул Питт. – Когда Мелика узнает, что мы сбежали, они окажутся среди тех людей, которых еще недавно били и мучили.

– Но нельзя же этих ребят оставить здесь, чтобы их сразу обнаружили.

– А мы их забросим в одну из вагонеток и завалим камнями. Они не придут в себя по крайней мере пару часов. Этого времени нам вполне хватит, чтобы оказаться в пустыне.

– Что-то механик не торопится чинить телекамеру.

Пока Джордино размещал охранников, Питт сверялся со схемой, составленной Фэйруэзером. Он не мог восстановить по памяти путь, которым надо было добираться до инженерного лифта, не мог разобраться в этом лабиринте выработок, уходящих во всех направлениях, да и вообще не представлял, как это сделать без компаса. Оставалось только надеяться, что отставной майор не допустил ошибки, рисуя карту.

Джордино первым справился со своей неприятной работой и принялся рассматривать трофейное оружие.

– Сплошной пластик и фиберглас, армейская модель французского производства, калибр 5,56 миллиметра, – объявил он и добавил: – Похоже, убойная штучка.

– Никакой стрельбы, если можно обойтись, – предостерег Питт – Будем осторожны, пока Мелика не сообразит, что мы исчезли.

* * *

Выйдя из выработки, они направились по главному туннелю в противоположном направлении. Через пятьдесят метров, осторожно обойдя телекамеру, отмеченную на карте Фэйруэзера, они оказались у входа в пещеру, так никого и не встретив. Никто не окликнул их, никто не атаковал. На первом этапе побега все пока развивалось по плану.

Они энергично шагали вдоль железнодорожного пути, которым их привели в рудники от лифта, то и дело останавливаясь на перекрестках, чтобы свериться с картой, и теряя при этом драгоценные секунды.

– Ты вообще-то имеешь представление, где мы находимся? – спокойно спросил Джордино.

– Жаль, что мы не разбрасывали хлебные крошки, когда нас вели сюда, – проворчал Питт, поднося карту к свету лампы, покрытой пылью.

– Поезд идет, – заметил Джордино, первым заслышав в глубине туннеля за спиной лязг и грохот приближающегося состава.

Питт указал на естественную трещину в скале, всего лишь метрах в десяти с другой стороны путей.

– Спрячемся там, пока он пройдет.

Они влетели в расщелину и тут же остановились. Тошнотворная вонь шла из этого разлома в скале, отвратительный смрад гнилостной мерзости. Осторожно, с большой опаской они двинулись по расщелине, пока она не перешла в большую камеру. Питту показалось, что они в сырых катакомбах. Камера была темной, но его рука, опершись за стену, нащупала выключатель. Он перевел тумблер в верхнее положение, и огромная пещера залилась призрачным светом. Это была та самая подземная усыпальница для умерших, о которой вскользь упомянул главный инженер. Они забрели в могильную пещеру, где О'Баннион и Мелика хоронили тела тех, кто от избиений, голода и непосильного труда дожидался смерти как избавления. В сухой атмосфере пустыни мертвецы не спешили разлагаться. И здесь обошлись без ритуалов. Застывшие тела были сложены штабелями, как крепежные бревна, примерно по тридцать в каждом. Все это выглядело призрачно, неестественно и трагично.

– Бог мой, – выдохнул Джордино. – Здесь, должно быть, более тысячи трупов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

В ПЛЕНУ У ДОРОГ КЕНИИ
На третий день нашего пребывания в дорожном лагере Айда состояние окружающей местности настолько улучшилось, что можно было подумать о продолжении пути. Накануне в лагерь приехал инженер из доро ...

Строфант Комбе
Строфант Комбе — многолетняя древовидная лиана длиной до 4 м. Листья супротивные эллиптические или яйцевидные. Цветки пятичленные в полузонтиках, лепестки вытянуты в длинные повисающие шнурови ...

ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ ФЛАГ НАД КИЛИМАНДЖАРО
Мерцающий отблеск водной поверхности играл на потрескавшейся коре развесистых акаций и терялся высоко в их кронах. Над сухим африканским бушем повисла мертвая тишина. Лишь в тени берега время от ...

 


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.africaway.ru