Следом по аппарели сбежала большая группа тяжеловооруженных людей в незнакомой форме, которые быстро окружили ошеломленных малийцев и взяли под охрану здание терминала.

С военной половины аэродрома часовые военно-воздушных сил Мали наблюдали как зачарованные за направляющимся к ним автомобилем. И только когда до него оставалось уже менее ста метров, они почувствовали угрозу и вскинули оружие, собираясь стрелять, но были срезаны быстрой очередью, вырвавшейся из «вулкана» переднего стрелка.

Затем водитель развернулся, и пулеметчики сконцентрировали свой огонь на восьми малийских истребителях, стоявших у ангаров. Те не были рассредоточены, как полагается в условиях военного времени, а выстроены в два аккуратных ряда, словно ожидая инспекции. Снуя между ними на бешеной скорости, стрелки поливали их короткими кинжальными очередями из автоматического оружия. Один самолет за другим на глазах превращались в пылающие шары, сочащиеся клубами черного дыма, после того как их баки с горючим были пробиты свинцовыми струями. Вот еще один истребитель в мгновение ока обратился в груду пылающих обломков.

С непреходящим изумлением наблюдал Ганн за разворачивающейся драмой. Он съежился за акацией, словно это был кусок широкой бетонной плиты. На всю операцию ушло не более шести минут. Вооруженный вездеход на скорости устремился по взлетной полосе и занял позицию у входа в здание терминала. Затем на ступени трапа вышел человек в офицерской форме, держа в руках что-то похожее на мегафон.

Офицер поднес громкоговоритель к губам и прокричал, перекрывая рев пламени на другой стороне аэродрома:

– Мистер Ганн! Если вы меня слышите, скорее идите сюда. У нас мало времени.

Ганн был ошеломлен. Он заколебался, размышляя, не часть ли это хитрой ловушки. Но быстро отогнал прочь подобную мысль. Генерал Казим вряд ли пожертвует собственными военно-воздушными силами только ради того, чтобы захватить одного человека. Тем не менее Ганн продолжал соблюдать осторожность и не появлялся в зоне огня.

– Мистер Ганн! – вновь забубнил офицер. – Если вы слышите меня, то призываю вас поторопиться, иначе я буду вынужден улететь без вас.

Последний аргумент оказался решающим. Он выскочил из-за акации и помчался по кочковатой поверхности к самолету, размахивая руками и вопя как сумасшедший:

– Постойте! Я иду!

Неизвестный офицер, упрашивавший его, теперь расхаживал по площадке перед ангаром, как нетерпеливый пассажир, недовольный тем, что полет откладывается. Когда Ганн остановился перед ним, тяжело дыша и обливаясь потом, он окинул ученого из НУМА брезгливым взглядом, каким смотрят на уличного попрошайку.

– Доброе утро. Вы Руди Ганн?

– Я, – ответил Ганн, задыхаясь от бега и жары. – А вы кто?

– Полковник Марсель Левант.

Ганн с восхищением уставился на элитные войска, надежно охраняющие самолет по периметру. Они производили впечатление единой, спаянной группы людей, убивающих без колебаний.

– А что это за группа?

– Тактическая группа ООН, – ответил Левант.

– Откуда вы узнали мое имя и местонахождение?

– Адмирал Сэндекер получил сообщение от некоего Дирка Питта, что вы прячетесь недалеко от аэропорта и нуждаетесь в срочной эвакуации.

– Так вас направил адмирал?

– С одобрения Генерального секретаря, – ответил Левант. – А как мне убедиться, что вы тот, за кого себя выдаете?

– Сколько, черт побери, по-вашему, Руди Ганнов шляется здесь по пустыне, ожидая, пока вы поманите их к себе?

– Так у вас нет ни документов, ни других доказательств, идентифицирующих вашу персону?

– Мои личные документы покоятся на дне реки Нигер. Так что вам придется поверить мне на слово.

Левант передал мегафон адъютанту и кивнул на самолет.

– Всем грузиться, – кратко приказал он. Затем обратился к Ганну с несколько большей теплотой в голосе: – Пройдите в самолет, мистер Ганн. Мы не можем тратить время на праздные разговоры.

– А куда вы меня повезете?

Левант бросил нетерпеливый взгляд на небо и сказал:

– В Париж. А оттуда вы полетите на «Конкорде» в Вашингтон, где множество важных персон с нетерпением и тревогой ожидают вашего доклада. Это все, что вам требуется знать. А теперь прошу. Время не терпит.

– А что за спешка? – поинтересовался Ганн. – Ведь вы же уничтожили их военно-воздушные силы.

– Боюсь, что только одну эскадрилью. Три другие базируются вокруг столичного города Бамако. Если их предупредят, то они перехватят нас до того, как мы покинем воздушное пространство Мали.

Вездеход был уже на борту, а за ним торопливо загружались пехотинцы. Ослепительно красивая стюардесса, которая так лихо перерезала провода контрольной вышки, взяла Ганна за руку и быстро повела к трапу.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

БЕЗ «ТАТРЫ» К ПИРАМИДАМ
— Well, с этими визами в Киренаику пустить вас не можем. — Но они же выданы английскими властями! — Английскими гражданскими властями, джентльмены. Я же представляю военные власти. — Насколько на ...

КАМЕННЫЕ РАЗВАЛИНЫ ЗИМБАБВЕ
«За этой страной, – писал в 1517 году португальский хронист Эдуарду Барбоса, живший на побережье Мозамбика, – лежит великое царство Бенаметапы, где обитают язычники, которых мавры называют каффира ...

Языки Африки
В Африке говорят на сотнях диалектах и языках. Самые основные из них – арабский, суахили и хауса. Нет какого-то единого языка, на котором говорят в большинстве стран Африки, поэтому в одной ст ...

 


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.africaway.ru