– Сердце адмирала точно разобьется, когда он узнает, что мы сотворили с этим судном.

– Думаю, дело обстоит иначе. Я полагаю, он и не рассчитывал увидеть его вновь, – не согласился Джордино.

– Огонь потушил? – спросил Питт Ганна.

– Дымком еще попахивает, но мне кажется, это уже после того, как я выдохнул из легких все, что там накопилось в процессе.

– Внизу есть повреждения?

Ганн покачал головой:

– Большинство попаданий в верхней части. Ни одного ниже ватерлинии. В трюме сухо.

– Авиация все еще по соседству? На экране виден только один самолет.

Джордино задрал голову к небесам.

– Большой продолжает наблюдать за нами, – подтвердил он. – Слишком темно, чтобы разглядеть истребители, но их не слышно, хотя мои старые кости подсказывают, что они где-то рядом.

– Сколько до Гао? – спросил Ганн.

– Около семидесяти пяти или восьмидесяти километров, – прикинул Питт. – Даже с такой скоростью мы не увидим городских огней раньше чем через час.

– Как бы убедить этих типов над нами оставить нас в покое? – сказал Джордино, на две октавы повысив голос, чтобы перекричать ветер и двигатель.

Ганн указал на портативный радиоприемник, стоящий на полке:

– Эта штука может помочь, если мы собираемся выходить на связь.

Питт улыбнулся в темноте:

– Да, я думаю, пора отозваться.

– Самое время! – подхватил Джордино. – Мне, например, было бы очень любопытно послушать, что они нам скажут и чего предложат.

– Переговоры с ними вряд ли позволят выиграть достаточно времени, чтобы добраться до Гао, – заметил Ганн. – Нам нужен зеленый свет.

Питт отобрал у Джордино наушники, настроил громкость портативного радиоприемника так, чтобы все могли слышать за ревом двигателя, и заговорил в микрофон.

– Добрый вечер, – сказал он доброжелательно, – Чем могу служить?

Последовала короткая пуза. Затем чей-то голос ответил по-французски.

– Ненавижу лягушатников! – пробормотал Джордино.

Питт бросил взгляд на бортовые огни лайнера и произнес:

– Non parley vous francais.

Ганн наморщил лоб:

– Ты хоть знаешь, что ты сейчас сказал?

– Конечно знаю, – оскорбился Питт. – Я проинформировал его, что не говорю по-французски.

– Vous означает вы, – скорбно вздохнул Ганн. – И ты только что поставил его в известность, что это он не говорит по-французски.

– Кто бы он ни был, смысл до него дойдет.

Тот же голос вновь затрещал в громкоговорителе:

– Я понимаю английский.

– Это обнадеживает, – ответил Питт. – Валяйте дальше.

– Назовите себя.

– Вы первый.

– Очень хорошо. Я генерал Затеб Казим, глава Верховного военного совета Мали.

Питт прикрыл микрофон ладонью и сообщил Джордино и Ганну:

– Большой босс собственной персоной. Как я и думал.

– Я всю жизнь мечтал познакомиться с какой-нибудь знаменитостью, – мечтательно протянул Джордино, – но никогда не думал, что это случится на пути в никуда.

– Теперь ваша очередь. Назовите себя, – повторил Казим. – Вы шкипер этого судна под американским флагом?

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

СТРАНА, ВЫЖЖЕННАЯ СОЛНЦЕМ И ВОЙНОЙ
Автомобилиста, покидающего Тунис в восточном направлении, из города на прибрежное шоссе выведет сияющий белизной трехметровый указатель с надписями: Сфакс — 269 км Триполи — 761 км Бен-Гардан — ...

Вараны
Вараны являются ящерицами, в большинстве случаев крупными. Самым крупным современным видом рода является комодский варан (Varanus komodoensis), достигающий 3 метров в длину. Наиболее мелкий вид &mdash ...

200 CЛОНОВ ЗА ДВА ЧАСА
Если бы какой-нибудь статистик набрался терпения и постоял вечером с карандашом и блокнотом в руке в лесу у городка Бани над Збраславом в Чехословакии, то он, вероятно, получил бы очень интересн ...

 


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.africaway.ru