На озерах Центральной Африки
Книги / Дикая Африка / На озерах Центральной Африки
Страница 2

Перезарядив винтовку, около десяти минут я шел по следам. крови на земле не было, но участившиеся шаги слона показывали, что он тяжело ранен. Мне не хотелось слишком затягивать охоту в высокой траве, и теперь требовалось сделать верный убойный выстрел. Когда впереди мелькнул огромный темный силуэт, я замер, пытаясь определить направление, которое избрал слон. Хруст и шорох прекратились – он стоял на месте. Стараясь двигаться бесшумно, я для верности описал полукруг и подкрался поближе. От животного меня отделяло не более двадцати шагов, и я надеялся, что выйду к нему с фланга.

Здесь была небольшая прогалинка. еще шаг – и слон передо мной, стоит именно так, как требуется. Внимательно прицелившись, я плавно нажал на спуск.

Послышался резкий металлический щелчок. Осечка! В ту же секунду слон неуловимым мгновенным движением развернулся ко мне: огромные уши определили направление звука с точностью до градуса. хобот взмыл вверх, яростный трубный крик прорезал воздух, и он бросился в сокрушительную атаку.

Выражение "трубный крик" не слишком точно описывает голос разъяренного слона. единственный похожий звук – тот, который издает тяжелый автомобиль, мчавшийся с большой скоростью и резко затормозивший на мокром асфальте. Уже вернувшись в Европу, я не раз по привычке шарахался в сторону, услышав на улице столь знакомый протяжный "громовой визг", чем очень смешил моих знакомых.

Толстые трехметровые стебли на пути слона стлались по земле, как трава под порывом урагана. Два сверкающих белых тарана бивней мчались прямо на меня, и земля дрожала под тяжестью исполинских ног. Выбора не оставалось – вскинув ружье, я выстрелил ему в лоб из второго ствола и отпрыгнул в сторону. Удар силой в восемь с половиной тысяч фунтов не остановил слона, а лишь слегка затормозил его атаку. Не знаю, задел ли он меня ногой или хоботом – скорее всего, нет. Последняя мысль, мелькнувшая в моей голове уже во время падения, была довольно странной: вот так, наверное, чувствует себя человек, попавший под паровоз. Вскочив, я уже не увидел слона, а проследив взглядом за медленно выпрямляющимися стеблями примятой травы, понял, что он свернул вбок. Это означало, что правила игры изменились – из преследователя я стал преследуемым. Описав круг, слон повторит атаку: тонкий слух и прекрасное обоняние помогут ему точно установить, где находится враг. А я не смогу ничего предпринять, пока не увижу, как двух-трех метрах трава со свистом разойдется в стороны и передо мной, закрывая полнеба, вырастет разъяренный колосс. А что, если слон окажется сзади? Успею ли повернуться и выстрелить?

Размышляя над этим любопытным вопросом, я стал перезаряжать ружье – и тут почувствовал, как меня заливает холодная волна страха. В поясе оставался только один патрон.

Удивительное дело! В эту минуту я внезапно осознал, что совершенно не интересуюсь слонами, сыт ими по горло и мечтаю лишь об одном: никогда больше не видеть ни одного толстокожего. Я прямо-таки горел желанием подарить этому слону жизнь. Африка велика – разойдемся каждый своей дорогой, залечивай раны, приятель, и пасись на свободе. Но, похоже, приступ миролюбия охватил меня слишком поздно, и одному из нас не выйти живым из травяных зарослей.

Неподалеку возвышался большой и толстый пень, вселивший в меня некоторый надежды. Этот пень можно использовать в качестве естественного укрепления, и если не отходить от него дальше чем на десять шагов, то я успею добежать и спрятаться за ним, с какой бы стороны не появился слон. Как знать – может быть, даже удастся сделать убойный выстрел.

Послышался шорох, и из травы вылез посеревший от страха Монгоза. Мы оступили к пню, затаились и прислушались. но вокруг было тихо, слишком тихо.

Сильный шум, раздавшийся примерно в сотне метров от нашего укрытия, заставил меня вздрогнуть. Это был топот слона. казалось, он кружится на месте или даже валяется на земле. Я немного воспрянул духом – не исключено, что предыдущие выстрелы оказали наконец свое действие. Напряженно прислушивавшийся Монгоза перевел дыхание и тихо произнес: "Он умирает, бвана".

Скоро звуки смолкли. Прошла минута, другая, вдруг старый охотник прошептал, схватив меня за руку: "нет, он идет сюда". теперь уже и я слышал тяжелые шаги слона. И вот в двадцати шагах кусты раздвинулись, и огромная темная фигура двинулась прямо на нас. Слон, видимо, решил изменить тактику и действовать наверняка. Он шел медленно, тщательно обследуя хоботом пространство вокруг каждого деревца, встречавшегося на пути. Не было сомнения, что через минуту один из нас будет вытащен из-за пня и превратится в кровавое месиво под ногами животного. А тратить последнюю пулю на выстрел в лоб – бесполезно. "Пига, бвана, пига! (Стреляй, господин, стреляй!)", – отчаянно зашептал Монгоза, не понимая, чего я жду. Показав на ружье, я понял один палец, Монгоза, беззвучно ахнув, прижался к пню.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

МАЛЕНЬКИЕ СЕКРЕТЫ БОЛЬШОГО КОНТИНЕНТА
Хариса  — приправа, похожая на известную нам аджику. 10 мелких стручков сладкого перца очищают от семян, толкут в ступке и кладут в миску. Добавляют 1 кофейную ложку молотого красного перца, ...

СТРАНА, ВЫЖЖЕННАЯ СОЛНЦЕМ И ВОЙНОЙ
Автомобилиста, покидающего Тунис в восточном направлении, из города на прибрежное шоссе выведет сияющий белизной трехметровый указатель с надписями: Сфакс — 269 км Триполи — 761 км Бен-Гардан — ...

Гвинея
Гвинейская Республика. Название страны происходит от берберского iguawen — «немые». Столица Гвинеи. Конакри. Площадь Гвинеи. 245857 км2. Население Гвинеи. 7614 тыс. чел. Располо ...

 


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.africaway.ru