Снова к Кабомпо
Книги / Дикая Африка / Снова к Кабомпо
Страница 3

Там все опустело. Свежая могила указывала, что Леви пополнил список жертв черной лихорадки. Так же, как он, умерло бессчетное количество европейцев, пролагавших в африканском буше первые пути для свободной торговли, мира и обеспеченности.

Теперь мы направились по уже знакомой мне дороге в сторону Мумбвы. Возле деревни вождя Кабанги было решено задержаться на пару суток – здесь представлялась хорошая возможность поохотиться на льва. В последнее время хищники очень осмелели и средь бела дня нападали на деревенский скот. Казалось бы, вождь должен обрадоваться нашему намерению и постараться всячески облегчить охоту – его стадо уже не раз пострадало от нападений львов. Ничего подобного. Когда я попросил продать нам пару телят для использования в качестве приманки, Кабанга погрузился в раздумье. Наконец, после долгих колебаний и уговоров, мы сошлись в цене, но вождь выглядел таким расстроенным, как будто служить приманкой предстояло ему самому, а не телятам, которых, кстати, все равно рано или поздно съели бы львы – и совершенно бесплатно.

В деревню вели две дороги, и возле каждой наши люди соорудили по махану. Перед заходом солнца, пожелав друг другу удачи, мы разошлись и заняли свои посты. Телят привязали в десятке метров дальше.

Надо сказать, что при охоте на хищных зверей засидка на дереве дает много преимуществ. Во-первых, большой обзор; во-вторых, возрастают шансы охотника остаться незамеченным. Дело в том, что хищники всегда внимательно осматривают местность, приближаясь к добыче, и легко замечают всякий незнакомый или опасный предмет. Но вверх они смотрят гораздо реже, поскольку обычно на деревьях нет никого, кроме птиц и обезьян – существ на которых ни один лев никогда не обращает внимания. В-третьих, ветер теряется в кронах деревьев, и вероятность того, что зверь почует охотника, во много раз меньше, чем на земле.

Как только я устроился на ветвях, за меня принялись москиты. Ни до, ни после той ночи мне не приходилось терпеть подобную муку, и вдобавок нельзя было ни прихлопнуть очередного кровопийцу, ни почесать укушенное место. Постепенно я начал понимать, что охота на львов – действительно занятие для героев.

Около полуночи из зарослей вышла пятнистая гиена, прошла мимо теленка, оглянулась, постояла и медленно направилась к нему. Против ожидания, теленок не проявил никаких признаков страха – наоборот он сделал несколько шагов навстречу зверю, который мог – в буквальном смысле слова – откусить ему голову одним движением челюстей. Некоторое время они дружелюбно рассматривали друг друга, потом огромная гиена повернулась и затрусила дальше; видимо она не успела проголодаться. Больше всего меня удивил громкий отчетливый звук ее шагов – на слух казалось, что по дороге идет человек, а не животное.

Львы так и не появились, и когда расцвело, я слез с дерева, отвязал теленка и пошел в деревню, усталый и изъеденный до полусмерти. Оказалось, что Хэмминг не стерпел пытки гораздо раньше – он вернулся в лагерь пять часов назад, предпочитая москитам ночную встречу со львом или леопардом.

По иронии судьбы, в эту самую ночь львы пировали в соседней деревне – они вломились в загон для скота и ни в чем себе не отказывали. Лишь с восходом солнца жители объединенными усилиями сумели прогнать наглых разбойников. Все это мы узнали уже значительно позднее.

Наш караван опять двинулся в сторону Мумбвы и через три дня достиг селения одного из знаменитейших индун племени масхукулумбве, великого охотника Какуа. Вождь был уже стар, но охотники всегда рады друг другу, независимо от возраста и цвета кожи. Он принял нас очень радушно, и мы задержались в деревне на несколько дней.

Здесь произошел прискорбный эпизод в результате которого дружба между Хэммингом и Жако дала трещину. В то утро голодный и усталый Хэмминг вернулся с удачной охоты. На столе его ожидала яичница глазунья, на изготовление которой пошли последние яйца – наши запасы были на исходе. Хэмминг послал боя за водой и стал умываться, предвкушая королевский завтрак. Но в тот момент, когда он вытирал лицо, дружище Жако одним великолепным прыжком достиг стола, наклонился к тарелке и быстро запихнул яичницу себе в рот! Услышав испуганные крики слуг, Хэмминг обернулся, взревел, как раненный лев, и бросился на похитителя. Жако схватил последний кусок глазуньи, сунул подмышку и кинулся наутек, а Хэмминг, забыв усталость, преследовал его, горя жаждой крови. Привлеченный внезапным переполохом, я вошел как раз в тот миг, когда мой друг изловчился и поймал маленького бабуина за шиворот. Через секунду острые зубы впились ему в руку, и он с проклятием отшвырнул Жако далеко в сторону. Я был уверен, что обезьяна убита или, во всяком случае, покалечена. Но Жако поднялся, отряхнулся, подобрал извалявшийся в пыли драгоценный кусок яичницы, степенно отошел в тень и не торопясь закончил свою трапезу. Он явно считал инцидент исчерпанным. Затем Жако подошел к нам, забрался на стул напротив Хэмминга и самым дружеским образом заговорил с ним о чем-то на обезьяньем языке. Не в силах больше сдерживаться, я покатился со смеху, но Хэммингу в то утро изменило чувство юмора, о чем он и заявил прямо и недвусмысленно.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

В ПЛЕНУ У ДОРОГ КЕНИИ
На третий день нашего пребывания в дорожном лагере Айда состояние окружающей местности настолько улучшилось, что можно было подумать о продолжении пути. Накануне в лагерь приехал инженер из доро ...

ЕСТЬ ЛИ НЕФТЬ В ОГАДЕНЕ?
Укатанная кремнистая лава на дороге искрится тысячами осколков, подобно Млечному Пути на небе. Дорога, спускающаяся с окружающих Аддис-Абебу высоких гор на равнины Восточной Эфиопии, так же изви ...

К МАРОККАНСКИМ БЕРЕГАМ
— …Итак, до нового свидания здесь, перед автоклубом, через три года! Последние рукопожатия, последние улыбки друзей, которые собрались проводить нас и пожелать «ни пуха, ни пера». Весна пришла ...

 


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.africaway.ru