Африканский вояж
Книги / Африканский вояж
Страница 62

— Ты понимаешь, что однажды тебя могут убить?

— Знаю, мама писала, — он отчаянно ерничает, пытаясь хоть как-то спасти положение, видя как из уголка ее глаза скатывается чертя по щеке мокрый след первая прозрачная жемчужина.

Время лечит… Как же, держи карман шире! Просто боль перестает быть такой острой и уже не пронзает сердце кинжалом, а как бы кроется в глубине, дожидаясь лишь подходящего момента, чтобы вспыхнуть с новой силой. "Я люблю тебя, глупыш!" — так говорила она и легко, как дуновенье теплого майского ветерка касалась рукой его волос, а он замирал под этой короткой небрежной лаской и, забывая обо всем тянулся за ее рукой, пытаясь продлить эти мгновенья, растянуть их в вечность, но она, смеясь отдергивала ладонь. Господи, как давно это было! Девяносто три дня… Три месяца… Всего три месяца… Целых девяносто три дня!

Он прикрыл глаза, пытаясь вызвать перед собой ее образ, но почему-то не выходило. Такое бывало и раньше, скверные шутки с ним играла память — порой не получалось восстановить перед мысленным взором черты дорогих ему людей, хотя помнил до мельчайших подробностей их самих, и все что с ними было связано, и мог при желании составить довольно точный словесный портрет. Он напрягся в напрасной и заранее обреченной на неудачу попытке, но добился лишь того, что перед глазами заиграли темно-бордовые похожие на отсветы близкого пожара сполохи, а мозг пронзила тупая раскаленная игла — первая предвестница надвигающегося приступа. В темноте за закрытыми веками колыхнулись черные зловещие тени, складываясь в нереальное сюрреалистическое изображение пылающих домов, а в воздухе вдруг явственно поплыла густая вонь горелого мяса, возвращая его в маленькую деревушку, которую столько лет он стремился забыть, выкинуть из памяти, намертво вычеркнуть из жизни… Хотя, стоп! Вот это последнее: намертво вычеркнуть из жизни — удалось. Еще тогда… Отличная работа, парень, никто не ушел живым, и вряд ли в ближайшие десятилетия кто-то попытается вновь строиться на пепелище, которое ты там оставил. Люди пусть неосознанно, но очень чутко ощущают ауру человеческих мук, бешенного гнева и звериной жестокости, а уж этого добра в том месте хватало. Поздравляю, ты им отомстил! Так почему же ты хочешь об этом забыть, почему до сих пор кричишь по ночам, просыпаясь от огненных сполохов и воплей заживо горящих людей? Чувствуя, как к горлу подкатывает тугой комок надвигающейся рвоты, Бес потянул из внутреннего кармана куртки пластиковый тюбик с таблетками и, не считая, сыпанул в пересохший рот щедрую горсть. Усиленно задвигал челюстями, разжевывая горько-кислую массу, противный аптечный запах мгновенно перебил воображаемую гарь, а багровые вспышки под веками уже ничем не напоминали мятущийся огонь пожара. Через несколько минут пришло долгожданное облегчение, боль еще не покинула его совсем, но будто осторожный зверь в засаде, затаилась где-то на окраинах головы и выжидала удобного момента, чтобы вновь броситься в атаку.

Бес оглянулся на соседний ряд кресел. Вся его команда была в сборе: Самурай читал какую-то книгу, Маэстро развлекал Кекса карточными фокусами, привлекая немалое внимание остальных пассажиров, а Студент, бесцеремонно перегнувшись через сухощавого старика сидевшего ближе к окну, буквально прилип к иллюминатору, рассматривая открывающиеся внизу пейзажи. Действительно, посмотреть было на что: безбрежная океанская синь плавно перетекала в такой же яркий и насыщенный зеленым цветом океан экваториальных джунглей, а где-то на размытой, неявной границе этих двух стихий снежно белыми иглами многоэтажек врезался в жаркое южное небо тонущий в садах город. С высоты он казался ослепительно красивым и чистым, почти игрушечным, в таком впору обитать мультяшным персонажам, всяким там Белоснежкам и прекрасным принцам, односторонне положительным, всегда чистым, опрятным и безусловно добрым и хорошим девочкам и мальчикам. Высота скрадывала и скрывала многое — липкую вонь давно неубранных улиц, похожие на старые полуобвалившиеся скворечники дома кварталов городской бедноты, умирающих от голода нищих и малярийные испарения окружающих город болот. Как и положено туристам, с борта самолета они видели лишь глянцевую этикетку столицы, ее же они будут видеть и из окон гостиничного номера и на экскурсионной программе, словом везде, где им только порекомендуют побывать настойчивые гиды местных туристических бюро все поголовно состоящие на службе в Управлении Внутренней Безопасности. Что ж на то и само понятие туризма, люди платят деньги совсем не за то, чтобы видеть неприглядную изнанку посещаемых стран.

Страницы: 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67

Смотрите также

НОЧНАЯ РАДУГА НАД ЗАМБЕЗИ
На железнодорожной станции Лусака царил переполох. Паника. Комната перед кабинетом начальника станции была битком набита возбужденно жестикулирующими людьми: пассажирами, торговцами и владельцами ...

ЧЕРЕЗ ЭРИТРЕЮ К КРАСНОМУ МОРЮ
От Хартума до центра Британской Восточной Африки Найроби по прямой наземной дороге через Джубу немногим более трех тысяч километров. Хотя Южный Судан совершенно отличен от Северного и несмотря на ...

Африканское искусство
АФРИКАНСКОЕ ИСКУССТВО – традиционное и первобытное искусство народов Африки; наскальная живопись, петроглифы, ритуальные статуи и маски, предметы прикладного и придворного искусства – пр ...

 


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.africaway.ru