Африканский вояж
Книги / Африканский вояж
Страница 28

Кекс выбрал себе жертву еще в тот момент, когда преследователи только проявились смутными размытыми на фоне лесного буйства красок тенями. И уже не отводил от нее взгляда, твердо решив для себя, этот будет первым, потом тот, что идет рядом, а дальше кого успею достать. Первым был крепкий широкоплечий негр легко точно детскую игрушку тащивший на плече ручной пулемет. Мушка автомата уперлась в обтянутую пестрым камуфляжем грудь. Жандарм что-то увлеченно рассказывал своему бредущему рядом товарищу, периодически помогая себе жестами. Кекс напряженно следил за их разговором, даже пытался представить, о чем они могут сейчас говорить. Быть может крепыш-пулеметчик рассказывает напарнику об оставшейся дома жене и маленьких детях, делится планами на дальнейшую жизнь, наверняка, как у большинства людей прекрасными и несбыточными. Только у этого чернокожего планы несбыточны особенно. Всего через несколько секунд пуля, выпущенная рукой совершенно незнакомого ему человека, родившегося в другой части света и приехавшего в его страну то ли за легкими деньгами, то ли за избавлением от собственных комплексов и рефлексий, оборвет такую непрочную нить человеческой жизни, разрушая и ломая маленькую личную вселенную ничего не подозревающего жандарма. Успеет ли он понять, что произошло? Откуда пришла неслышная и невидимая смерть? О чем он будет говорить, что вспоминать в тот момент, когда раскаленный кусочек металла вопьется в широкую мускулистую грудь, останавливая биение сердца? От этих внезапных мыслей Кексу стало тошно, и он даже перевел прицел на шагавшего рядом с пулеметчиком жандарма. "А этот то чем перед тобой провинился? Тем, что защищает от тебя свою землю и тот порядок жизни на ней, который он сам выбрал? Ведь ты сидишь в засаде не на врага идущего по подмосковному лесу, а на человека, который у себя дома, за тысячи километров от того места, где живешь ты! Вот он идет сейчас по родным местам и мечтает, как его встретят дома любимая жена и маленькие дети, после того, как он поймает бешеных волков, желавших им зла", — шепнул внутренний голос. И точно, будто услышав мысли Кекса, жандарм изобразил в воздухе рукой волнистую линию и сделал вид, что укачивает ребенка. Кекс закусил губу и, физически чувствуя, как испаряется, уходит из мозга, захлестнувшая его волна азарта, упрямо вернул дрогнувшую было мушку обратно, точно под срез левого кармана чернокожего жандарма.

— А титьки у этой шлюхи вот такие огромные! — рассказывал меж тем жандарм пулеметчику, сопровождая свои слова красноречивым жестом, обозначающим уж вовсе нереальную окружность. — Она визжала как свинья, пока Реми не придавил ей горло ботинком, а уж потом Жозе сорвал с нее платье…

— Ну а оружие? Оружие то вы нашли? — плотоядно ухмыльнувшись, спросил пулеметчик.

— Нет, оружия в тот раз не нашли. Да разве в этом дело, зато классно повеселились. Побольше бы таких обысков!

Кекс вытер взмокшую правую руку о штанину и вновь приник к прицелу, палец мягко лег на спусковой крючок, последние секунды перед боем, перед первым выстрелом, после которого уже ничего нельзя будет изменить, долгие, привычно растягивающиеся на часы. Сбоку простучала короткая очередь — началось! Глаза напряженно до боли впились в рослую чернокожую фигуру выбирая упреждение. И вдруг она непостижимым образом расплылась, теряя очертания, и перед мысленным взором Кекса мелькнуло испуганное женское лицо и несколько детских мордашек жмущихся к материнскому подолу. Он быстро моргнул, стряхивая наваждение и, зажмурив глаза, преодолевая себя, как перед парашютным прыжком, будто с разбегу бросаясь в холодную воду, с силой дернул спуск. Автомат кашлянул, выплевывая свинец, и забился в руках, ствол повело в сторону и вверх, задирая смертоносный свинцовый веер к верхушкам деревьев. Длинная бесполезная очередь в положенных три секунды опустошила магазин.

Когда Кекс смог заставить себя вновь глянуть на тропу, там царило смятение. Жандармы, пригнувшись к земле, ошалело крутили головами, ощетинив во все стороны стволы, не пытаясь ни ответить на огонь, ни найти какое-нибудь укрытие, так и не поняв, откуда их убивают. Чернокожий, беседовавший с пулеметчиком, громко и страшно выл на одной по-волчьи тоскливой ноте, а из развороченного живота сизыми клубками вываливались внутренности. Зато пулеметчик, удобно примостившись за телом еще живого товарища, лихорадочно дергал затвор, явно готовясь открыть огонь. Кекс чувствовал себя совершенно опустошенным и смертельно уставшим, он тупо смотрел на то, как под точным злым огнем его товарищей гибли так и не пришедшие в себя преследователи. Потом внезапно вспомнилось про расстрелянный одной очередью магазин, и рука даже потянулась его поменять, но на полпути замерла, какая, в сущности, разница, есть в автомате патроны или нет. Теперь, когда он все-таки убил человека за деньги, все потеряло смысл, все обесценилось.

Страницы: 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Смотрите также

Афлойя
флойя (лат. Aphloia) — монотипный род восточноафриканских кустарников монотипного семейства Афлойевые. Aphloia theiformis — единственный вид рода и семейства. Род был описан Беннетом в ...

ОТ АВТОРОВ. ЧЕРНЫЙ КОНТИНЕНТ, ПОЛНЫЙ ОПАСНОСТЕЙ
Жители Каира никогда не видели властителя подобного этому. Через семь с четвертью веков со дня Хиджры – в 1347 году от Рождества Христова этот африканский правитель как паломник вошел в их город н ...

История средних веков Африки
На рубеже 4-5 веков варварские племена свергли власть Рима и образовали на территории Северной Африки несколько государств: королевство вандалов со столицей в Карфагене, берберское царство и ряд бо ...

 


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.africaway.ru