Побыв в течение восьми лет центральной фигурой в жизни Рима, Сципион затем и вплоть до конца жизни лишь изредка появляется на исторической сцене. Он спас Рим от угрозы физического уничтожения и теперь, удалившись в частную гражданскую жизнь, стремился спасти его от моральных опасностей. Если человек, который достиг таких недостижимых высот славы, мог отбросить собственные амбиции и интересы и показать, что государство значит больше, чем отдельный человек, пример мог бы повлиять на позднейшие поколения. Высшее самопожертвование было одной из величайших моральных сил в развитии мировой цивилизации. Но сила сципионовского примера была, к несчастью, затемнена эгоистическими амбициями таких людей, как Марий, Сулла и Цезарь.

Проследить последнюю и самую длительную часть его карьеры трудно — занавес поднимается только над рядом коротких сцен. Мы слышим, что он озабочен расселением своих солдат; каждому из его испанских и африканских ветеранов выделяется земля из расчета два акра за каждый год активной службы. Затем, на три года после Замы он был избран цензором — должность, которая не только относилась к самой высшей магистратуре, но считалась вершиной политической карьеры. Как подразумевает титул, цензоры, которых было два, проводили ценз — перепись граждан, которая была не просто регистрацией, но давала случай проверить обстоятельства общественной и частной жизни. Цензоры тогда издавали эдикты, касающиеся моральных правил, соблюдения которых намеревались требовать, наказывали за неправильное поведение и выбирали новых членов сената. Цензоры ни перед кем не несли ответственности за свои действия, а единственным ограничением было запрещение перевыборов и то, что ни один акт не был действителен без согласия обоих цензоров. Период пребывания Сципиона в должности был, кажется, отмечен необычной гармонией и чистыми страницами, касающимися наказаний.

Мы должны подождать 192 г. до н. э., прежде чем мы слышим о нем снова, и еще раз инцидент является ярким примером великодушия и широты взглядов. В течение семи мирных лет после Замы Ганнибал обратил свой гений к новым целям — восстановлению процветания Карфагена и улучшению администрации. Но своими усилиями он вызвал зависть многих соотечественников. В попытках оградить свободу народа он прекратил злоупотребления судебной властью, которые напоминали худшие дни Венецианской республики. Обнаружив, что государственный доход не позволяет выплачивать римлянам ежегодную контрибуцию без новых налогов, он расследовал жульничество, укоренившееся в администрации. Грабители общества объединились с шайкой судей, настраивая римлян против Ганнибала.

Римляне, страх которых перед великим карфагенянином не угас, ревниво и недоверчиво наблюдали за коммерческим возрождением Карфагена. Они охотно ухватились за предлог для вмешательства. Из Ливия, однако, мы узнаем, что «этому долго и энергично противодействовал Сципион Африканский, который думал, что в высшей степени несовместимо с достоинством римского народа становиться на сторону врагов и обвинителей Ганнибала; вмешивать государственную власть во фракционную борьбу карфагенян, не считая достаточным победить этого полководца на поле боя, но сделавшись как бы его обвинителями в судебном процессе…». Оппозиция Сципиона оттянула, но не смогла остановить жажду мести у маленьких людей — консулом был Катон, — и в Карфаген было отправлено посольство, чтобы привлечь Ганнибала к суду. Последний, поняв тщетность участия в процессе, решил бежать, пока не поздно, и отплыл в Тир, оплакивая несчастья своей страны чаще, чем свои собственные.

В начале следующего года Сципион был второй раз избран консулом, и, по совпадению, вместе с ним избрали Тиберия Лонга — их отцы были избраны вместе в первый год войны с Ганнибалом. Второе консульство Сципиона не отмечено заметными событиями — по крайней мере, в военном смысле, ибо сенат решил, что, поскольку за рубежами не видно непосредственной опасности, оба консула должны остаться в Италии. Сципион энергично боролся с этим решением, хотя и склонился перед ним, и еще раз история подтвердила его дальновидность и глупость близорукой выжидательной политики римских сенаторов.

В течение интервала между Замой и вторым консульством Сципиона Рим ввязался в борьбу в Греции. Свобода действий, которую дала Зама, вместе с некоторыми более ранними факторами, позволила переориентировать внешнюю политику. Со времен войны с Пирром Рим шел к неизбежному конфликту с Ближним Востоком. Здесь имелись три великие державы, оставшиеся со времен раздела громадных владений Александра Македонского — Македония, Египет и Сирия, или, как ее тогда называли, Азия.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

В ДЕЛЬТЕ НИЛА
99 процентов всех приезжающих в Египет сходят на его землю либо по трапам в Александрии и Порт-Саиде, либо по передвижным лесенкам, которые приставляют к воздушным гигантам на каирском аэродроме ...

ПО АЛЖИРУ И ТУНИСУ
Арабское слово «Аль-Джазаир», от которого произошло название Алжир, означает «острова». Неизвестно, то ли арабы, придя сюда с пустынного востока, приняли страну за райский остров или же ее назва ...

ПРЕДИСЛОВИЕ
Помните, как пятнадцатилетний капитан у Ж. Верна кричал: «Это Африка?» Верными приметами Черного континента стали бегущие жирафы, рев льва, следы слонов и брошенные наручники. То же самое, только ...

 


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.africaway.ru