— Нам чертовски везет, — посмеивался южноафриканский инженер Билли Хонс во время ужина в маленькой гостинице в Ливингстоне. — Таких наводнений, как нынешнее, на Замбези не было с 1934 года. Но тогда не было полнолуния. Сегодня вечером мы увидим радугу, которая появляется лишь однажды на протяжении жизни целого поколения.

— Радугу? Радугу вечером? Но ведь радуга возникает от преломления и разложения солнечных лучей.

— Световых лучей. Разве луна не испускает их достаточно? Если хотите полюбоваться ночной радугой, то пойдемте со мной. Я знаю место, откуда открывается великолепный вид…

Один или два раза в год, когда высокий уровень воды на Замбези совпадает с полнолунием, нимфы водопадов Виктория устраивают таинственные хороводы света и теней, опьяняют пастельными тонами и жемчужной пеной шампанского, создают симфонию из мягкого шелеста деревьев и грохота падающих вод.

Мы вернулись к Восточному водопаду, когда месяц плыл высоко по небосводу, как цветной фонарь над лагунами Венеции. Силуэты пальмовых вееров отражались в воде при матовом свете луны, и казалось, что это островки, медленно плывущие против течения. Рекой расплавленного серебра соскальзывали светящиеся каскады по округлой дуге водопадов и исчезали в грохочущей бездне.

Первый раз в жизни мы увидели лунную радугу. Она взметнулась высоко в черный бархат ночи и унесла с собой далеко на север сверкание многоцветного спектра. Одним концом она погружалась в миллиарды распыленных капелек алебастрового покрова над грохочущей пропастью, а другой ее конец терялся где-то далеко над островками пальм.

Мы долго стояли недвижимо и восхищались дивным явлением природы.

— Я уже шесть раз был у водопадов, но еще ни разу не видел над ними ночной радуги, — тихо прошептал седой человек, стоявший рядом с нами, будто боясь нарушить очарование и спугнуть нимф. Водопады прекраснее теперь, чем были 40 лет назад, когда я впервые их увидел. Я знаю, что сегодня вижу их в последний раз. — Он трясущимися руками снял очки и вытер платком влажное лицо.

Чем дольше смотришь на это ночное марево, тем более призрачным оно кажется. Перестаешь замечать грохот водопада. Тянет пройтись по мосту радуги над чудом из «Тысячи и одной ночи». Хочется завернуться в его туманное покрывало и охладить пылающую голову мельчайшими водяными брызгами. Лунная радуга остается в глазах, даже если закрыть их ладонями, даже если повернуться спиной к этому видению. Какая-то неодолимая сила толкает тебя схватить многоцветное сияние, пропустить его сквозь пальцы, притянуть к себе. Забываешь о крутом скалистом обрыве, хочется побежать за радугой, как в раскаленной пустыне за исчезающими вдали озерками и источниками, обрамленными пальмами.

Если бы две тысячи лет назад римляне или греки проникли к Замбези, они, несомненно, причислили бы эти водопады к чудесам света наряду с садами царицы Семирамиды и пирамидами древнего Египта.

Шумная группа туристов грубо нарушила наши грезы. Резкий голос какой-то дамочки, увешанной браслетами и ожерельями, господствовал над грохотом, вздымавшимся из глубины каньона. Между двумя зевками какой-то скучающий господин передвинул сигару из одного угла рта в другой и подал знак к уходу.

Самолет — сказочное достижение, но самолетам с богатыми снобами не следовало бы забираться в места, подобные водопадам Виктория…

Смотрите также

Мордовник
Мордо́вник (лат. Echínops) — род многолетних, реже одно-двулетних, травянистых растений семейства Астровые, или Сложноцветные (Asteraceae), высотой до 2 метров. По данным Germplas ...

КАМЕННЫЕ РАЗВАЛИНЫ ЗИМБАБВЕ
«За этой страной, – писал в 1517 году португальский хронист Эдуарду Барбоса, живший на побережье Мозамбика, – лежит великое царство Бенаметапы, где обитают язычники, которых мавры называют каффира ...

СУДАН НА РАСПУТЬЕ
Прибыв в Судан наземным путем с севера, вы даже не заметите, где вы, собственно, пересекли границу этой большой страны, площадь которой равна четверти Европы. Почти вся граница проходит по услов ...

 


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.africaway.ru