15 железнодорожных составов меди в ванне
Книги / Африка грёз и действительности (Том 2) / БОЛЬШОЙ СЕВЕРНОЙ ДОРОГОЙ / 15 железнодорожных составов меди в ванне

Полный месяц плыл по безоблачному небу. Его бледный свет резко контрастировал с красным заревом, стоявшим над батареей шахтных печей, с оглушительным грохотом дробилок и мерцающими огоньками шахтерских лампочек, с которыми горняки направлялись на ночную смену.

Мы вошли в огромный затихший цех, наполненный влажным тепличным воздухом. Сотни ванн с раствором медного купороса, а в них тысячи медных пластин. Неслышно, незаметно исчезает засоренный металл с анодов и также таинственно нарастает технически чистый металл на пластинках катодов. При этом химическом чуде вы не видите очистительного пламени печей и не слышите грохота машин. Недалеко отсюда человек борется с природой, употребляя силу против силы, пламя против пламени. Здесь он укротил природу силой своего разума, могущество которого подчеркивается спокойной атмосферой химической лаборатории.

— Ваши часы не чувствительны к магниту? — спросил неожиданно главный инженер, когда мы входили в рафинировочный цех, — лучше оставьте их здесь в проходной, чтобы они у вас потом не капризничали.

Более двух центнеров рафинированной меди днем и ночью нарастает ежеминутно на тысячах катодов в этом цехе электролиза. Девять тысяч тонн меди проходит за месяц через цех, попадая сюда в виде тяжелых чушек с ушками для подвешивания к крану и выходя в виде плоских пластин чистой меди весом более 120 килограммов. 450 десятитонных вагонов меди было сложено в этом цехе, но, несмотря на это, их нигде не было видно, только вдоль стен стояло несколько десятков чушек, ожидавших подвески в ванны.

— Вся продукция направляется теперь исключительно в Англию, — заметил инженер, когда мы покидали цех электролиза, чтобы осмотреть последний цех, в котором очищенная медь отливается в продолговатые блоки, напоминающие железнодорожные шпалы.

Черные рабочие, которые только что пустили медь в изложницы, спали, истомленные, в невероятном шуме и жаре возле печей, ожидая смены. Нас с первого же взгляда поразило, что в Родезии на металлургических заводах работает значительно больше белых, чем в соседнем Конго. В руднике работает до 15 тысяч негров и более 1100 белых, занятых здесь и на таких операциях, на которых в Конго работают только негры. Мы видели европейского инженера, который стоял у шлаковой летки в кожаном фартуке и защитных очках, готовый с помощью двух черных рабочих в соответствующий момент заделать отверстие глиной. По его указанию рабочие придвинули к отверстию две лопаты глины, и инженер быстрыми и ловкими движениями замазал летку. Ослепленные алым блеском, мы вышли в лунную ночь.

Бросается в глаза не только разница в численном соотношении между белыми и черными в Родезии и Конго. Есть и другие различия, характерные для завода в Нкане. Вы ощущаете их на каждом шагу, но долго не можете понять, в чем они заключаются. Традиции старых колонизаторов проникли даже глубоко под землю, втерлись между подъемными кранами и печами, застыли, быть может, и в плитах благородного металла, который отправляется отсюда в путь по океанам, в далекую островную империю на севере. На шахтах и заводах введена совершенная механизация, они оснащены новейшими достижениями техники. Однако механизмами и кранами управляют только белые механики. Черные находятся лишь на последних ступеньках лестницы. От более высоких они отделены невидимым, но тем более прочным барьером. Два мира, которые не сливаются ни при совместной работе, ни при общей опасности. На одной стороне — белые, объединенные общей родиной, общностью языка, обычаев, удовольствий, опасений и предрассудков. На другой стороне — мир безымянной толпы, черных людей, где все на одно лицо для поверхностного наблюдателя, мир, непонятный для белого.

Не хочет он их понять или не в состоянии этого сделать? А быть может, не осмеливается?

Смотрите также

КАМЕННЫЕ РАЗВАЛИНЫ ЗИМБАБВЕ
«За этой страной, – писал в 1517 году португальский хронист Эдуарду Барбоса, живший на побережье Мозамбика, – лежит великое царство Бенаметапы, где обитают язычники, которых мавры называют каффира ...

Африканское искусство
АФРИКАНСКОЕ ИСКУССТВО – традиционное и первобытное искусство народов Африки; наскальная живопись, петроглифы, ритуальные статуи и маски, предметы прикладного и придворного искусства – пр ...

Строфант Комбе
Строфант Комбе — многолетняя древовидная лиана длиной до 4 м. Листья супротивные эллиптические или яйцевидные. Цветки пятичленные в полузонтиках, лепестки вытянуты в длинные повисающие шнурови ...

 


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.africaway.ru